Симфонии Гайдна

Симфонии Гайдна – необходимое и крепкое звено в цепи симфонического композиторства. Не будь его – не было бы ни Моцарта, ни Бетховена.

П.И. Чайковский

Симфонии ГайднаXVIII век – век Просвещения и Разума, стал переломным этапом не только в истории многих народов и стран, но и в истории музыкального искусства. В эту эпоху родился новый жанр инструментальной музыки – симфония. Взращенная в композиторских «лабораториях» многих национальных школ, она получила законченное воплощение в творчестве выдающегося австрийского композитора Йозефа Гайдна.

Недаром за ним прочно закрепился почетный титул «отца симфонии».

Симфонии Гайдна – это 40-летний труд композитора, их было написано свыше ста. Сначала Гайдн сочинял их целыми сериями. В этих опытах гораздо больше общего, чем индивидуального. Размеры симфоний были скромны, состав оркестра небольшой. Постепенно вырисовывались контуры будущего цикла.

Реформа симфонии Гайдна

Начиная с тридцать первой симфонии (1765), композитор прочно устанавливает 4-частность всего произведения. Все более последовательно он обращается к народно-бытовой тематике (особенно в медленных частях и финалах), прибегая к использованию элементов чешского, моравского, венгерского, сербского фольклора.

Год от года расширяются масштабы симфонии, она приобретает драматургическую направленность. К концу 80-х годов Гайдн детально работает над каждой партитурой, создавая шедевр за шедевром.

Безусловно, статистика творчества композитора – вещь бесполезная, но все же:

  • 1759-1770 – создано около 40 симфоний;
  • 1771-1781 – 30 симфоний;
  • 1781-1790 – 21 симфония;
  • 1791-1800 – 12 симфоний.

Темпы создания симфоний Гайдна говорят о постепенном переходе от количества произведений к масштабу и детальности. В результате постепенной реформы симфонии Гайдна приобрели простоту и ясность, в то же время, сохранив цельность и внутреннее богатство.

Симфонический цикл

Композитор сумел определить границы содержания симфонии и установил четкую жизнеспособную схему симфонического цикла. В четырех разнохарактерных частях получили «права гражданства» основные образные ситуации, которые была в состоянии выразить музыка того времени.

Активное, действенное начало I части, спокойное, сосредоточенное раздумье II, жанрово-бытовые элементы менуэта (форму которого Гайдн решительно переосмыслил, превратив этот танец из «заносчиво-аристократического» в наивный и простодушный), и, наконец, кипучее веселье стремительного финала – таковы, в общих чертах, настроения и образы, которые композитор закрепил за каждым из разделов симфонии.

Оркестр и музыка Гайдна

Композитору принадлежит заслуга формирования классического состава оркестра. Гайдновский оркестр состоял из струнных, флейты, 2 гобоев, 2 фаготов, 2 валторн, 2 труб, литавр. Такой состав послужил основой для дальнейшего развития и обогащения этого самого совершенного «инструмента».

Гайдн, более 30 лет проработавший в имении князей Эстергази, имел возможность постоянно проверять на практике свои оркестровые замыслы. Не случайно в его оркестре уравновешено звучание групп, все тембровые узоры прозрачны и рельефны.

Йозеф Гайдн-симфонист вошел в историю музыки как объективный художник, стремившийся воплощать в своих произведениях «извечно простые» темы. Отсюда – крепкая, сочная, порой несколько грубоватая хватка, некоторый недостаток чувствительности и сентиментальности. Каждый такт его музыки «дышит» непосредственностью, искренностью, бодростью.

Однако симфонии Гайдна воспевают не только светлые стороны жизни. Его музыке не чужды и беспокойные порывы, и взволнованная патетика, и драматизм. В творчестве композитора ярко воплощены мужественность и сила, грация женственность, ясность и строгость мысли, тонкая шутка и неожиданный юмористический эффект. Именно поэтому симфонии Гайдна столь богаты и разнообразны.

Нужно было обладать незаурядной творческой смелостью и неиссякаемым запасом энергии, чтобы решительно ворваться со столь полнокровным, «черноземным» восприятием музыки в мир «напудренных париков», бесконечных придворных праздников и аристократической вычурности.

А такая революция по плечу лишь гениальным художникам и подлинным новаторам. Поэтому Гайдна можно смело отнести к их числу.