Симфонический оркестр

Симфонический оркестрМузыкально-исполнительская культура развивалась за последние столетия бурными темпами, однако вершиной ее завоеваний был и остается симфонический оркестр. Многочисленные ансамблевые коллективы – духовые, камерные, эстрадные, народные, джазовые – не могут выдержать соревнование с этим «звуковым чудом».

Возможности симфонического оркестра поистине безграничны. Ему доступны все оттенки звучания – от филигранных, еле слышных колебаний и шорохов до мощных громоподобных наплывов (достаточно вспомнить ажурный колорит «Волшебного озера» Лядова или ослепительный финал скрябинской «Поэмы экстаза»).

Современный симфонический оркестр насчитывает в составе более 100 музыкантов, а число инструментов разных видов доходит до 30.

Красочная палитра выразительных средств оркестра исключительно разнообразна. Здесь приходят на помощь и тембровые сочетания, мощные волнообразные нарастания и спады, и яркие сольные реплики, и слитные «органные» пласты звучаний.

Все это делает симфонический оркестр наиболее совершенным и виртуозным из всех музыкально-исполнительских коллективов. Но оркестр стал таковым не сразу. Он формировался в течение нескольких столетий и прошел сложный путь эволюционного развития.

История возникновения симфонического оркестра

Своеобразным рубежом в истории оркестра стал 1672 год, когда в Лондоне состоялись первые публичные (платные) вечера для слушателей инструментальной музыки. До этого года подобных явлений в музыкальной практике не существовало. Раньше инструментальная музыка была неотделима от торжественных церемоний, культовых мероприятий, оперных спектаклей и носила прикладной, несамостоятельный характер.

Лишь в конце XVII века на эстраду вышли первые инструментальные ансамбли. Так было положено начало симфоническим оркестрам, вскоре ставшим исключительно популярными. Разумеется, симфонический оркестр не возник внезапно. Его развитие происходило в течении долгого времени в недрах церковных и оперных ансамблей.

Оркестры первых опер и балетов

Ансамбль оркестр XVI-XVII векаАнсамбли XVI-XVII века были небольшими и разнородными. В их состав входили и лютни, и виолы, и флейты с гобоями, тромбоны, арфы, барабаны. Постепенно первенство заняли струнные смычковые инструменты. Место виол заняли скрипки с их более сочным и певучим звучанием. К началу XVIII они уже безраздельно господствовали в оркестре.

Не случайно один из лучших европейских ансамблей, созданный в Париже под руководством Жана Батиста Люлли, имел название «24 скрипки Людовика XIV». Объединялись в отдельную группу и духовые инструменты (флейты, гобои, фаготы). Правда, их виртуозные способности были на тот момент достаточно скромными. Из церковного оркестра в симфонический перешли трубы и литавры.

Но фундаментом, опорой молодого коллектива по-прежнему оставались струнные, поддерживаемые гармоническими конфигурациями клавесина, обязательного участника всех ансамблей. Такой состав оркестра часто встречается у Баха, Генделя, Вивальди.

Первые симфонии и контуры современного оркестра

С середины XVIII века начинают развиваться самостоятельные жанры симфонии и инструментального концерта. Вместе с этим начали вырисовываться первые контуры классического оркестра. Отход от многоголосного стиля обусловил влечение композиторов к красочному тембровому разнообразию, рельефному выделению оркестровых голосов.

Менялись функции многих инструментов. Постепенно терял ведущую роль клавесин с его слабым, бесцветным звуком. Вскоре композиторы и вовсе от него отказались, опираясь главным образом на струнную и духовую группы.

Возникали и новые приемы оркестровой игры. Особенно ошеломил слушателей эффект постепенного нагнетания звучности – так называемое crescendo (до этого композиторы пользовались в основном крайними динамическими нюансами – forte и piano). В одном из концертов мощное crescendo привело слушателей в полное замешательство: они внезапно поднялись со своих мест и только после спада звучности опустились в кресла …

XVIII век – эпоха бурного роста симфонического оркестра

XVIII век Возникновение симфонического оркестраКрупные музыкальные коллективы создавались по всей Европе, многие из них достигли незаурядного мастерства. Это – Королевский оркестр в Дрездене, «Духовные концерты» в Париже, придворный оркестр князя Эстергази (для которого так много писал Гайдн), Гевандхауз в Лейпциге. Особой известностью пользовалась инструментальная капелла из Мангейма. Отзывы об ее игре были восторженными.

 

«Ни один оркестр в мире не достигал ничего подобного Мангеймскому. Здесь forte – гром, их crescendo – водопад, diminuendo – замирающее в отдалении журчание прозрачного ручейка, их piano – весенний ветерок», — писал современник.

В Мангеймскую капеллу входили 30 струнных, 2 флейты, 2 гобоя, 2 фагота, 2 трубы, 4 валторны, литавры. Это был уже классический симфонический оркестр, сохранивший ведущее значение до наших дней. Для такого состава писали произведения Гайдн и Моцарт. Таков оркестр и у раннего Бетховена.

Оперный и симфонический оркестр. Столетняя конкуренция

Говоря об инструментальных коллективах XVIII столетия, надо отметить, что оперный оркестр был намного богаче симфонического. Опера имела «за плечами» почти двухвековую историю, а симфонические жанры только начали развиваться. Кроме того, содержание симфонии еще не обогатилось драматически-конфликтными, «непримиримыми» образами. Оперные же ситуации «требовали вмешательства» разнообразных средств выразительности, вплоть до применения усиленного состава медных и ударных.

Показательно, например, что тромбон впервые появился в оперных партитурах еще в начале XVII века («Орфей» Монтеверди, 1607), а в симфоническую музыку он вошел 2 (!) столетия спустя (Пятая симфония Бетховена). Глюк смело поручил арфе ответственные эпизоды в опере «Орфей» (1762), а в симфонический оркестр этот инструмент попал гораздо позже («Фантастическая симфония» Берлиоза, 1830).

Однако приоритет оперного оркестра был сравнительно недолгим. Уже к середине XIX века симфоническая музыка достигла таких высот, что оставила далеко позади все «премудрости» и эффект оперных партитур.

Оперный оркестрЭтому в первую очередь способствовало непрерывно обогащавшееся содержание оркестровых сочинений. По силе и глубине оно во многом «опережало» оперную драматургию. Бетховен с его монументальными симфоническими полотнами, Шуберт, Вебер, Россини, Мендельсон и другие мастера первой трети XIX века открыли новый мир ярких, сверкающих оркестровых красок, тембров и контрастов.

Параллельно с творчеством выдающихся композиторов шла кропотливая работа над усовершенствованием музыкальных инструментов. Их диапазон становился шире, а тембровые возможности богаче. Второе рождение обрели медные инструменты. С изобретением вентильного механизма они стали более мобильными, подвижными. В 30-х годах XIX века был изобретен саксофон, несколько позже – труба.

Влияние на состав оркестра программной музыки

Существенный вклад в усовершенствование состава и структуры оркестра внесли выдающиеся мастера программной музыки. Первым в их ряду должен быть назван Гектор Берлиоз. Он прочно соединил музыку с программными сюжетами, и это решительно раздвинуло рамки выразительных возможностей оркестра.

Берлиоз ввел в свои партитуры ряд новых инструментов: малую флейту, английский рожок, басовый кларнет, корнет, арфу, множество ударных. Он часто выдвигал на передний план духовые инструменты (особенно деревянные), значительно усилив их виртуозные качества. Грандиозный по составу оркестр Берлиоза во многом предвосхитил искания Листа, Вагнера, Малера…

В творчестве Берлиоза завершилось формирование современного симфонического оркестра. 3 его группы – струнная, духовая и медная – были уже оформлены полностью. Не до конца укомплектованной оставалась лишь группа ударных. Но, так или иначе, дальнейшее развитие оркестра в XIX веке шло в основном по двум линиям:

  • с одной стороны, оркестр увеличивался в составе и обогащался инструментами многих видов (разновидностями основных);
  • с другой – развивались его «внутренние» возможности. Краски становились «чище», фактура – яснее, выразительные ресурсы – экономнее.

Таков оркестр Глинки, прозрачный и удивительно свежий. По его стопам пошел и Чайковский, умевший скромными оркестровыми средствами создавать эмоционально напряженные и проникновенные образы. Выдающимся мастером оркестровки был Римский-Корсаков и его ученики, в первую очередь, Лядов и Стравинский.

В европейской музыке вторая половина XIX века была отмечена влиянием оркестрового мастерства Рихарда Вагнера. Идеи, питавшие его оперное творчество, вызвали к жизни «роскошную мощность» инструментовки. Оркестр достиг у Вагнера неслыханных размеров. Здесь впервые применен тройной состав деревянных духовых, значительно усилена медная группа. Грандиозность и блеск вагнеровского оркестра надолго приковали к себе внимание композиторов различных национальных школ.

XX век. Расцвет современной оркестровой музыки

Современный симфонический оркестрНовые страницы в истории оркестрового письма открыли на стыке XIX-XX веков французские мастера, сначала — Дебюсси, а вслед за ним – Равель. В оркестре Дебюсси импрессионистская зыбкость и пряность звучаний сочетаются с блестящей парадностью, сочностью инструментального наряда.

Равель идет в этом направлении еще дальше. Его партитуры поражают смелостью и неожиданностью красочных сочетаний, свежестью колорита, редкой тембровой изобретательностью и предельным использованием всех виртуозно-технических возможностей каждого инструмента.

XX век – время пышного расцвета оркестровой музыки. Если 100 лет назад в Европе насчитывалось несколько десятков первоклассных симфонических оркестров, то в XX веке они распространились по всем странам и континентам, их число неизмеримо возросло. Высокий уровень музыкального образования, развитие нотопечатания, дальнейшее усовершенствование инструментов, и, наконец, непрерывно растущее значение дирижерского искусства – вот основные факторы подъема оркестрово-исполнительской культуры.

Ведущие мастера XX века опирались, в основном, на выдержавший испытание временем тройной состав симфонического оркестра. Были, правда, и существенные отклонения. В одних случаях оркестр разрастался до грандиозных масштабов (Восьмая симфония Малера, «Альпийская симфония» Штрауса), в других – наоборот, проявлялась тенденция к минимализму, камерности звучания (многие сочинения Хиндемита, Бартока, Онеггера, Стравинского).

Современная оркестровая музыка поражает своей неоднородностью, разнообразием выразительных приемов и стилевых решений. Тут и привлечение новых, не входивших ранее в симфонический оркестр инструментов, и необычное использование традиционных ресурсов, и воскрешение традиций старинного оркестрового письма.

Сложно предугадать направление развития симфонического оркестра в будущем, важнее подчеркнуть самое главное: возможности его поистине беспредельны и далеко не исчерпаны.