Оперные увертюры Вагнера

Оперные увертюры ВагнераУвертюры Вагнера имели огромное влияние на мировую культуру. А сам Вагнер – последний из крупнейших романтиков прошлого столетия стал «властителем дум» целого ряда поколений, ибо, как никто другой из зарубежных композиторов послебетховенской поры сумел собрать, как в фокусе, острейшие противоречия современной эпохи.

Его душа, по выражению Р.Роллана, была переполнена «всеми страстями мира, всеми веяниями земли». Правда, сюжеты вагнеровских опер не связаны с современностью – они вырастали, как правило, из родного Вагнеру немецкого фольклора. Но, говоря словами А.В.Луначарского, «изображал ли он любовь или бешеную ненависть, жадность и властолюбие или полет к свободе… он возвышал все это до таких обобщений, которые делали изображаемые им чувства общезначимыми». Такой высокой обобщенности образов можно достигнуть, лишь, будучи выдающимся симфонистом.

Именно в операх развернулось симфоническое дарование Вагнера: оркестровые сочинения создавались им преимущественно в молодые годы и не завоевали широкой известности. Его оперы пронизаны напряженным током симфонического развития, которое стирает грани между «номерами», охватывая единым дыханием огромные пласты музыкально-сценического действия. Там, где оркестр выступает самостоятельно – в увертюрах, вступлениях, антрактах, оркестровых картинах, — рождаются редкие по образной силе инструментальные полотна, вошедшие в золотой фонд программной симфонической музыки.

Вагнер решительно обогатил выразительные возможности оркестра, открыв новую страницу его истории. Вагнеровский оркестр полон жизни, он звучит сочно и мощно, сверкая множеством красок.

«Инструментовка и экспрессия у Вагнера доведены до высшей степени художественной выразительности, — писал Римский-Корсаков. – Ни с чем не сравнимый его колорит, изобилие оттенков, его удивительные нарастания и уменьшения звучности, блеск и поразительная сила его оркестра – поистине изумительны. В этом отношении можно быть с ним равным, но превзойти его нельзя».

 

Увертюры Вагнера. Опера «Летучий голландец» (1841)

Увертюры Вагнера. Опера Летучий ГолландецВ 1838 году Вагнер познакомился с новеллой Гейне, излагавшей старинную народную легенду о Моряке-скитальце, обреченном вечно носиться по морям. «Этот сюжет привел меня в восторг и неизгладимо запечатлелся в душе», — вспоминал композитор. Но лишь в следующем году, во время 3-недельного морского путешествия из Риги в Лондон, возник замысел оперы.

Реальное и фантастическое переплетаются в нем. Страдальческий образ Голландца сродни байроновскому Манфреду, в нем нашла выражение острая романтическая тоска по идеалу. Скитальца может спасти лишь жертва самоотречения. Образ Сенты, дочери норвежского моряка Даланда, воплощает идею женской верности. Чтобы обрести счастье с роковым Скитльцем, девушка бросается со скалы в море, смертью своей освобождая его от «пытки бессмертием».

Увертюра, насыщенная музыкальными темами оперы, передает основной смысл драмы. Она начинается суровым кличем Голландца. Взвихренные, клокочущие звучания оркестра рисуют картину разбушевавшегося моря со скользящим по волнам призрачным кораблем. В музыке нарастает трагическое отчаяние. Пауза – и в мягком пении деревянных духовых является тема Сенты – светлая, чистая, мечтательная.

В центральном разделе увертюры, как островок среди разъяренного моря звучит веселая песня норвежских матросов. В заключении господствует мелодия Сенты. Она полнится восторгом и ликованием, а под конец становится просветленной и нежной, завершая увертюру образом умиротворения и покоя.

 

Увертюры Вагнера. Опера «Тангейзер» (1845)

Увертюра из оперы ТангейзерГлавный герой оперы «Тангейзер», написанной по мотивам средневековых легенд, — рыцарь Тангейзер, человек вечно неудовлетворенный, мятущийся в поисках идеала. Он не находит успокоения ни в чувственных наслаждениях, ни в мире высоких нравственных помыслов. Ему претит аскетичная мораль средневековья.

Действие оперы разворачивается вокруг Тангейзера в борьбе за него. Богиня любви и красоты Венера стремиться удержать рыцаря в своем греховном гроте. Но Тангейзера влечет к себе чистый образ Елизаветы. На состязании миннезингеров – певцов любви – Тангейзер славит земные чувства и наслаждения. Все с возмущением отворачиваются от него. Все, кроме Елизаветы. Вместе с пилигримами отправляется он в Рим, чтобы вымолить прощение за грехи. Но папа проклинает его. Тангейзера снова манит Венера. В горе Елизавета умирает. Потрясенный ее гибелью, Тангейзер находит успокоение в смерти.

Программной симфонией назвал Лист увертюру Вагнера к «Тангейзеру». И действительно, по грандиозности масштабов с ней не может сравниться ни одна оперная увертюра. Это монументальный симфонический пролог, запечатлевший в обобщенных образах содержание оперы и основанный на ее важнейших темах. Монументальность формы потребовала предельной четкости построения. Крайние части увертюры связаны с идеей сурового, непреклонного нравственного закона. Центральный раздел живописует царство Венеры, мир земных страстей и наслаждений.

Глубоко и сосредоточенно начинается увертюра. Строго звучащий хорал напоминает тембр органа. Здесь, по словам Вагнера, изображается «вечернее шествие пилигримов, поющих песню. Песня приближается, разрастается до могучих излияний», а затем замирает вдали. «С наступлением ночи, — продолжает автор, — появляются волшебные видения: дрожит и кружится розовый туман, торжествующе-сладострастные звуки достигают нашего уха…»

Это началась центральная, быстрая часть увертюры Вагнера. Ее главная тема полна томной неги, страстных, экстатических взлетов. Побочная тема – гимн Тангейзера в честь Венеры, «гордая, ликующая любовная песня» в характере блестящего марша. В конце Allegro торжество и ликование достигают какого-то неистового, буреподобного экстаза. Но вот возвращается песня пилигримов. Она звучит еще мужественнее и тверже, наливаясь «мощным одушевлением, возвышенным, пламенным восторгом».

 

Увертюра из оперы «Нюрнбергские Мейстерзингеры» (1862)

Увертюры Вагнера. Опера Нюрнбергские МейстерзингерыВ 1845 году Вагнер задумал написать «нечто в легком духе» на манер Лортцинга. Ему хотелось после «Тангейзера», где описано состязание певцов-рыцарей, миннезингеров, показать соревнование бюргерских певцов, мейстерзингеров (то есть мастеров пения). Появился эскиз сюжета будущей оперы. Но к ее созданию композитор приступил лишь в 1861 году, и только в 1867 была закончена партитура. В процессе работы первоначальный замысел углубился и усложнился.

Комическая опера зазвучала как величественное произведение о жизни народа, о его мужественном и жизнелюбивом искусстве. В центре оперы – образ мудрого и талантливого певца – башмачника Ганса Закса, жившего в XVI веке. Закс помогает молодому рыцарю Вальтеру – вдохновенному импровизатору – добиться победы на певческом состязании, картиной которого и заканчивается опера.

Увертюра Вагнера к «Мейстерзингерам» сочинена раньше всей остальной музыки.

«Однажды, в минуту тоски, — вспоминал композитор, — вступление встало передо мною как далекое воздушное видение. Я сейчас же записал его в том самом виде, в каком оно и сейчас находится в партитуре, где с величайшей определенностью проведены все главные мотивы драмы».

Таких мотивов в увертюре Вагнера 9 и принадлежат они двум образным сферам: торжественные маршеобразные темы связаны с образами народной жизни и народного искусства, а гибкие порывистые мелодии живописуют мир лирических переживаний Вальтера и его возлюбленной Евы. В конце увертюры Вагнер с поразительным мастерством соединяет три важнейшие темы увертюры. Сливаясь в согласный торжественный хор, они достойно венчают это произведение, полное эпической мощи и величия.