Увертюра

УвертюраВ переводе с французского, увертюра – «открытие». Так обозначаются оркестровые вступления к оперным или драматическим спектаклям, концертам, кинофильмам. Когда-то, в давние времена, о начале представления возвещали фанфары. Впоследствии, в начале XVII века, появилось небольшое оркестровое вступление. Оно развивалось и превратилось в 3-частную пьесу.

В итальянских операх такое вступление называли «симфонией», во французских – «увертюрой». Постепенно увертюра обнаруживала еще большую связь с оперой, с течением времени все более возрастало значение оркестрового вступления. Композиторы все чаще строили ее на темах, характеризующих в опере главных героев или важнейшие сценические ситуации. Уже Глюк считал, что «увертюра должна осветить слушателям действие и служить как бы вступительным образом содержания».

С появлением сонатной формы и развитием симфонического образа мышления увертюра приобретает новый характер. Теперь она передает не просто «собирательный» образ произведения, но и его идею, фактически напоминая I часть симфонии.

Наиболее яркие интерпретации увертюры такого рода даны Бетховеном в музыке к трагедиям «Эгмонт» Гете и «Кориолан» Коллина. В опере «Фиделио», к которой были написаны 4 увертюры, их потенциал был раскрыт с такой силой, что произведения обрели самостоятельную концертную жизнь.

Увертюра как программно-симфоническая пьеса

Безусловно, для лучшего понимания увертюры необходимо знать сюжет пьесы или оперы, к которой она была написана. Сюжет спектакля являлся определенного рода программой для увертюры. Так увертюра стала одночастной программно-симфонической пьесой.

Существование увертюры отдельно от музыки спектакля получило значительное распространение и развитие. Большая часть таких произведений программна, причем программа может быть создана автором музыки или подсказана каким-либо литературным произведением. Яркие образцами таких произведений считаются «Фингалова пещера» Мендельсона, «Фауст-увертюра» Вагнера, «Король Лир», «Корсар», «Роб Рой» Берлиоза, «Русь» Балакирева, «Гроза» Чайковского и другие.

Принципиального различия между увертюрами, написанными к операм или драматическим спектаклям, и концертными увертюрами с самостоятельной программой не существует. Такие произведения, как «Сон в летнюю ночь» Мендельсона, «Манфред» Шумана, «Князь Холмский» Глинки, «Король Лир» Балакирева можно причислить к произведениям программной музыки.

Развитие увертюры

Став на путь программности, увертюра бурно эволюционировала, и постепенно границы между ней и другими типами 1-частных программных композиций – фантазией, картиной, поэмой – сгладились. И не случайно, так как она является их родоначальницей.

Так, Глинка, по совету Одоевского, назвал «Арагонскую охоту» и «Ночь в Мадриде» испанскими увертюрами, хотя первоначально первое произведение именовалось «каприччио», а второе – «симфоническая фантазия». Фантазиями на народные темы являются также «Камаринская» Глинки, «Увертюра на три русские народные темы» Балакирева, «Русская увертюра» Прокофьева. В то же время «Гроза» Чайковского и увертюра-фантазия «Ромео и Джульетта» Чайковского стоят ближе к жанру симфонических поэм, а «Осенью» Грига представляет собой в действительности симфоническую картину.

Но одна из разновидностей увертюры сохранила традиционный облик. Это произведения, написанные в связи с каким-либо событием. Их программность условна, а названия свидетельствуют не о сюжетности, а об эмоциональном характере.

К подобным сочинениям относятся:

  • «Академическая торжественная» и «Трагическая» увертюры Брамса;
  • «1812 год» Чайковского;
  • «Торжественная» Глазунова;
  • «Праздничная» Шостаковича и другие.

Beethoven: Fidelio — Ouverture / Leonard Bernstein

Wagner’s Faust Overture, completed in 1855